Мужская работа Алексея Макарова
Алексей Макаров

Не спортсмен, не комсомолец, но красавец Алексей Макаров сыграл немало ролей, но запомнился зрителям прежде всего по роли подонка в фильме "Ворошиловский стрелок". Он и сейчас мечтает сыграть не лирических персонажей, а личностей неординарных и выдающихся. "Пресные" роли ему малоинтересны. Играть злодеев и мерзавцев, по его мнению, сложнее и интереснее, чем кругом положительный характер. Но становиться заложником одного амплуа – кошмар любого артиста – Макаров все-таки не намерен.

 

– Леш, в каком-то интервью ты сказал, что амплуа, если таковое есть у артиста, надо всячески разрушать. А сам, похоже, к этому не особо стремишься – опять играешь военного, олигарха…

– Мне кажется, для того чтобы разрушать – надо сначала что-то создать. Я думаю, что у меня пока не сложилось определенного амплуа. И главное – я не стремлюсь к этому ни в коем разе. По своему внутреннему самоощущению я достаточно разноплановый артист. Мне интересно играть все. Но у меня фактура такая, что предлагают в основном роли военных, спортсменов, бизнесменов... Конечно, случались и комедийные роли, и характерные – грех жаловаться. Просто многие из работ еще не вышли – они в процессе монтажа, озвучивания. Но вообще я считаю, что интереснее всего играть людей необычных, неадекватных. Я против всяких амплуа и клише: вот этот артист у нас будет "героем-любовником", а этот – "бандитом".

– Быть "героем -любовником" не так уж и плохо.

– Наверное, об этом лучше спросить Саню Домогарова. (Смеется).

– Но согласись, актерам с хорошей внешностью легче завоевать популярность, чем просто талантливым. Уж лучше быть "героем", чем третьим зайцем во втором акте...

– Нет, не лучше. Слишком однобоко получается. Я не знаю ни одного артиста, который был бы счастлив тем, что к нему прикипело какое-то амплуа… Спроси любого актера: не хотелось бы ему сыграть острохарактерную роль. Наверняка услышишь положительный ответ. Мне, например, очень бы хотелось сыграть неординарного человека – гения или злодея до мозга костей…

– Мне кажется, что отрицательного персонажа играть проще.

– Ты ошибаешься с точностью до наоборот. Положительного героя играть намного легче – особо лицом хлопотать не надо. А образ отрицательного героя – "непаханое поле". Столько разных нюансов, зацепок. Но вообще нет такого понятия: "легко-тяжело". Ты или профессиональный актер, или нет. Ты любую роль обязан сыграть хорошо – нравится она тебе или нет.

Алексей Макаров

– Что в первую очередь должно заинтересовать тебя в предлагаемой роли, чтобы ты на нее согласился?

– В первую очередь меня интересует режиссер и сценарий. Это может быть роль, похожая на те, которые я уже играл, – военного или бизнесмена. Но если у героя необычный характер, судьба, комичная или трагичная, я обязательно соглашусь.

– А много сценариев предлагают?

– Достаточно. Но на данный момент своей жизни я понял, что уже нахлебался "крови" в кино. Мне очень хочется от этого уйти. Возможно, некоторое время переждать и даже от чего-то отказаться. Например, сейчас есть предложение на 15 серий, но там "хлещет" через край. С одной стороны, как любой артист, я заинтересован в своей востребованности – и в материальном смысле, и в творческом, с другой стороны, – я в не настолько безнадежной ситуации, чтоб хвататься за все подряд. Мне сегодня хочется отдохнуть от "стрельбы" и поиграть в нормальные человеческие отношения. Я не кокетничаю, а говорю совершенно серьезно.

– Читала твое интервью шестилетней давности. Ты там говоришь то же самое…

– Ну не знаю. Это, наверное, после "Ворошиловского стрелка" или после "Чека". Я сейчас закончил картину, называется "Личный номер". Похоже, что настрелялся, набегался, наездился на бронетранспортерах на всю оставшуюся жизнь…

– В картину "В движении" как ты попал? По знакомству?

– Нет. Мне позвонил ассистент режиссера по актерам и сказал, что со мной хочет поговорить Филипп Янковский. Я пришел, Филипп мгновенно, как он умеет, расположил меня к себе и так же мгновенно ввел в курс дела. Уже через пять минут я был согласен сниматься.

– Даже проб не было?

– Только для соблюдения формальностей, что называется, чтоб фотография висела на стене.

Алексей Макаров

– А в "Ворошиловском стрелке"?

– Там все было по классическому варианту: звонок, приглашение, пробы разными составами. То есть мужской состав был постоянным: Древнов, Башаров и я, – просто мы пробовались с разными девушками.

– Какую сцену?

– Самое начало: пьянка, гулянка, с постепенным перерастанием в сексуально-половую агрессию. Я знаю, что и других ребят на эти роли смотрели. Но наша тройка пробовалась, пробовалась, и в конце концов Станислав Сергеевич сказал: "Вот эти трое – подонки что надо".

– Это была твоя первая картина?

– Да, и я совершенно не умел работать на площадке, хотя в дипломе у меня написано: "Артист драмтеатра и кино". Говорухин даже как-то рявкнул: "Леша! Ты камеру видишь?"– "Нет". – "Значит, и она тебя не видит!" Это был мой первый урок. Уже потом узнал, что всегда надо следить за тем, где свет, где камера, где партнер, но тогда все эти тонкости кино меня поразили.

– В каком-то интервью ты сказал, что очень ранимый человек. А как ты работаешь тогда? Режиссеры – люди необходительные. Вот Говорухин рявкнул …

– Да, и, помню, я жутко зажался. Было очень стыдно, ведь вся команда это слышала. Я долго переживал, пока в голове что-то не щелкнуло: "Не надо замыкаться! Учись!" Хотя Станислав Сергеевич крикнул потому, что мы стояли на балконе, а он внизу на асфальте, – ему пришлось повысить голос, чтобы я услышал.

– С режиссерами по творческим вопросам споришь?

– Да, конечно. Но дело в том, что режиссер все-таки главный на площадке. Его слово – закон. Разногласия случаются, но чаще все мирно улаживается: ведь всегда есть возможность снять еще дубль. Поэтому снимается один вариант – "режиссерский", другой – "актерский". Иногда везет, и именно твой дубль включают в картину. Но вообще я ужасный самоед. Мне очень тяжело после слов "Стоп! Снято!" подходить к монитору, как это делают все актеры. Раньше обязательно просматривал, что мы там наиграли, а потом понял, что с моим характером лучше этого не делать. Меня не устраивает ни один дубль. Мне хочется все переделывать и переделывать. Поэтому с командой "Снято!" я от монитора ухожу в другую сторону. "Леша, иди посмотри!" – "Нет, спасибо". Потому что если мне не понравится, я буду ходить и мучиться.

– Но ты же не увидишь, удался дубль или нет.

– Я это почувствую.

– Тогда что делаешь во время премьеры картины? В баре сидишь?

– Нет, я сижу в зале и испытываю чувство невероятного внутреннего волнения. Смотрю на экран и думаю: "Ну что это такое? Ведь надо было все сделать по-другому. Эх…" В общем, переживаю.

– К критике как относишься?

– Да я не сыграл ничего такого, на что обрушился бы шквал критики или безумная хвальба. "Алексей Макаров недостаточно убедителен в роли подонка в фильме "Ворошиловский стрелок" – такого не было. Поэтому я никак не отношусь к критике – ее в мой адрес пока не было.

– Да я не критиков-журналистов имела в виду. Просто людей, твоих друзей… Мама, например, что говорит по поводу твоих работ?

– Мама (актриса Любовь Полищук – О.Е.) просматривает практически все мои работы. И ей в основном все нравится. Может, конечно, что-то сказать, и я обязательно приму к сведению. Но мы же с ней понимаем, что уже ничего не исправить… Картина уже вышла. Но так, на будущее, на ус мотаю. У нее же опыта побольше. А среди друзей-актеров… Дело в том, что в актерской среде не принято в глаза что-то высказывать – мы же все очень ранимые, обидчивые. Акт творчества – сейчас высоким штилем заговорю – вещь сугубо индивидуальная. Показ личных чувств. И когда кто-то начинает критиковать твои эмоции, выказанные на экране публично, это, честно говоря, задевает. За глаза может чего и комментируют, но в глаза мне никто никогда ничего не говорил.

Алексей Макаров

– А вообще нужно говорить артисту правду?

– Я, когда вижу успешную работу моих коллег, несусь к ним на всех парах – поздравить. Могу наговорить кучу всяких приятных слов. Я знаю, что артистам это важно. Недавно смотрел фильм с Владимиром Этушем в главной роли, и он там сказал очень смешную фразу: "Артист – это ребенок с навсегда ушибленным самолюбием". (Смеется) Очень точно сказано. Все артисты любят, когда им говорят комплименты. Если кто-то говорит: "Да ладно, мне эти призы, комплименты, слава безразличны", не верь, врут. Артист ради этого работает. Самолюбие играет очень большую роль в нашей профессии. Поэтому если работа коллег действительно хорошая, надо обязательно похвалить – это окрыляет и провоцирует актера на дальнейшие подвиги. А если работа не очень удалась, лучше промолчать, иначе человек приобретет ненужные комплексы или вообще начнет задумываться – на своем ли он месте.

– Может ему действительно нужно об этом задуматься? Не лучше ли сказать товарищу честно: "Слушай, старик, ну вот эти десять фильмов, в которых ты сыграл, ну полное…"

– А на 11-й – бац! – и все в полном ажуре. Можно сыграть в одном хорошем фильме – и после вообще ничего не играть. В этом 11-м всех "убрать".

– А можно никогда никого не "убрать"…

– Значит, так сложилась жизнь, и так сложились звезды. Машков сказал в каком-то интервью: "В профессии нужен талант, нужна внешность и… удача!" И это правда. Я знаю, что очень долго не снимали Смоктуновского, Папанова… Талантливые артисты, "глыбы", а их не снимали. Поэтому можно долго ждать своей роли. Я, например, не могу похвастаться ни одной своей ролью. Все свои работы люблю, но сказать, что "да, это была та самая роль", не могу. Но я жду. Возможно, случится.

– Александр Збруев недавно в интервью сказал, что если бы он знал, что это за профессия, он бы в нее никогда не пришел.

– Он суперартист, безумного обаяния человек. И в то, что он говорит, я верю, потому что у него большой "багаж" за плечами.

– Но тебя не пугают такие высказывания умных людей?

– Человечество всю жизнь носит транспаранты с изречениями величайших людей, но живет все равно по-своему. Человечество всю жизнь цитирует Библию, носит кресты и все равно воюет, "жрет" себе подобных и т. д. Мне кажется, что в этой жизни надо все испытать самому, все познать на собственном опыте. Только так можно прочувствовать эту жизнь до конца.

– Ты закончил ГИТИС?

– Да, в 1994 году.

– Родители были не против актерской профессии?

– Мама была против. Говорила, что это не мужская профессия, очень зависимая, малооплачиваемая. "Тебе кажется, что это не так, но поверь мне". Я, естественно, все пропускал мимо ушей: "Говори, мама, говори. Все равно я докажу". Мне-то по молодости казалось, что это не работа, а непрекращающийся праздник.

– Олег Павлович Табаков сказал, что актер – самая веселенькая профессия.

– Да? Завидую Олегу Павловичу. Но я думаю, что он все же иронизировал. Профессия порой очень невеселенькая. Например, у нас в театре был случай, когда артисту за 15 минут до выхода на сцену, где он играл комедийную роль, сообщили о кончине очень близкого человека. Но он отработал весь спектакль. Я не знаю, чего это ему стоило, но он это сделал. Поэтому веселенькой, при всем моем уважении к Олегу Павловичу, нашу профессию можно назвать не всегда.

– Да, такие истории артисты часто рассказывают. Скажи, Алексей, а ты раздражительный человек?

– Да. И очень страдаю от этого. Но в последнее время стараюсь справляться со своими эмоциями. Не всегда получается. У меня такой характер: надо "полыхнуть" и через десять минут буду уже другим человеком. Я вспыльчивый, но отходчивый.

– Как ты отдыхаешь? В одном интервью ты сказал, что не можешь устоять перед двумя искушениями – женщинами и алкоголем. Ну, с женщинами все ясно. А с алкоголем… Опасное увлечение. Особенно для актера.

– Я попытаюсь ответить честно. Я любил выпить, это правда. Но в какой-то момент понял, что профессия и алкоголь – несовместимые вещи.

– Некоторые таким образом якобы ловят вдохновение.

– Нет, у меня все по-другому. Алкоголь – одна радость жизни (смеется), а творчество – другая. Рюмашку для того, чтоб лучше сыграть, – такого никогда не было. По молодости многое, что называется, сходило с рук. Сейчас приходится четко выбирать между…

– А с партнерами…

– Выпиваю постоянно. (Смеется)

– Нет, я не об этом. Я о других отношениях. Бывает, что с партнершей нет, что называется, контакта? Нужно играть любовь, а девушка тебе ужасно несимпатична.

– Бывает.

– Как выкручиваешься?

– Внутренне собираешься, и вперед. Никаких личных отношений на площадке перед камерой. Когда звучит команда "Мотор!", будь любезен, играй любовь. Даже если вообще человека не воспринимаешь. Это твоя профессия, и в такие моменты нужно доказать (в первую очередь себе), что ты профессионал. Нужно сыграть так, чтоб все поверили. Это трудно, но возможно. Передо мной на картине (название не скажу) ставилась такая задача, и я вроде с ней справился. Но этот фильм, кстати, так и не вышел. Лежит на полке уже два года. Поэтому точно не знаю, убедителен я был или нет.

– Из-за чего обычно возникает неприязнь? Ссоры, обиды?

– Нет, никаких ссор и обид не было. Просто не складываются отношения. Сложно объяснить почему. Это происходит на каком-то физическом уровне. Обычно я своих партнерш очень люблю. Очень. Я к ним с такой теплотой отношусь. У меня мама актриса, я знаю, как им тяжело на съемочной площадке.

– Мужчинам же намного сложнее в этой профессии? Женщины более устойчивы психологически.

– Ну не знаю. Мужик он и есть мужик. А девочки наши… Они такие тонкие, нежные, хрупкие. Артистка – очень ранимая профессия... Поэтому я стараюсь окружить их заботой.

– Поклонницы тебя не достают? Я когда позвонила насчет интервью, ты, похоже, очень напрягся, нервно спросил: "Кто это?"

– Да? Не помню. Но вообще поклонницы меня не достают. Было что-то, но давно. Я тогда играл в Театре имени Моссовета в спектакле "Иисус Христос – суперзвезда". У спектакля был (может, и сейчас есть) клуб поклонниц. Поэтому ночные звонки с криками: "Леша! Ты дурак!" – раздавались. Но сейчас такого нет.

– А ты вообще легко знакомишься с людьми?

– Достаточно легко. И сразу стараюсь найти в человеке приятные для меня стороны. Потом уже в процессе общения и в процессе жизни или я перестаю кому-то нравиться, или мне перестают нравиться.

– Есть актеры, из наших, которые тебе нравятся?

– Старая гвардия: Евстигнеев, Калягин, Табаков, Кайдановский, Миронов – потрясающе талантливые люди. Они синтетические актеры. Назовите мне, например, роль, которую не смог бы сыграть Евстигнеев? Смотрю на него в кино и всякий раз поражаюсь: как он это делает? А из современных… Я вижу, как работает Володя Машков в спектакле "Матросская Тишина" – и меня берет оторопь. Высший пилотаж. Восхищен тем, как работают Меньшиков Олег, Миронов Женя, Панин Андрей… Их много, хороших артистов.

– Владимир Абрамович Этуш как-то сказал, что хороший артист должен быть глуповат…

– Ну, не знаю. Я думаю, что глупый человек не может быть талантливым артистом априори. Актер же должен знать эмоции других людей, должен их как-то изобразить… По-моему, глупый человек такого сделать не сможет. Мне повезло в жизни: я не встречал талантливых, но при этом глупых людей. У них, может, не было каких-то академических знаний, но у них был житейский ум, мудрость так называемая. Глупый человек – пустышка, он не может наполнить роль. Если человек "фактурный", но при этом дуб-дубом, тогда он просто манекен, а не артист. На одной фактуре далеко не уедешь.

– Леша, скажи честно, профессия тебя еще не разочаровала?

– Пока мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Для меня моя работа стоит на первом месте.

– Мама была не права?

– Мама была права на все сто. Очень зависимая, со многими неприятными нюансами профессия. Для мужчины она особенно тяжелая. Профессия все-таки несколько женская. Нужно выглядеть хорошо, быть в форме и т.д. И ждать пока тебя выберут. Ну разве это нормально для мужика, когда его оценивают, выбирают? Могу сказать, что по молодости очень болезненно на это реагировал. Но со временем ко всему привыкаешь. Понимаешь, что это одно из условий твоей профессии. К этому надо относиться как к данности и не рвать на себе волосы. Просто спокойно ждать своего часа.

– Последний вопрос не совсем в тему. У тебя казацких корней случайно нет?

– Мама утверждает, что есть. Мы же все-таки Полищуки.

– Я и смотрю. Тебе бы усы, чуб и шашку наголо. И в "Тихий Дон" ...

– Я сейчас играю похожего персонажа в сериале "Тихий московский двор" – там присутствуют и усы, и наган, и шашка наголо.

текст Диана Рогожина
фото Владимир Верховский
и из личного архива А. Макарова
Журнал Наше кино №4, июнь-июль 2004

Вернуться к списку статей

ГЛАВНАЯ / БИОГРАФИЯ / КИНОЭКРАН / ТЕЛЕВИЗОР / ПОДМОСТКИ / ФОТОКАДР / МАМА / ОБОИ / МЕДИА / ПРЕССА / ССЫЛКИ / ОБЩЕНИЕ
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Ольга Степнова пишет детективы. Для самых близких. Читает вся страна Доноры - детям Страница Алексея Макарова на сайте Рускино Страница Алексея Макарова на сайте Кино-Театр.РУ Страница Алексея Макарова на сайте RusActors