Эхо Москвы. Доброй охоты! Злостные холостяки

Пятница, 08.04.2005
Ведущая Амалия&Амалия
Гости Руслан Витрянюк, Павел Майков, Алексей Макаров

Эхо Москвы

АМАЛИЯ – Добрый вечер, дамы и господа. В эфире «Эхо Москвы» «Территория Амалии», территория откровенности. Напоминаю: эфирный телефон 203-19-22 и эфирный пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Сегодня у нас мужской клуб. Несмотря на мое присутствие, все-таки мужской, потому что тема все-таки в большей степени как-то звучит как мужская. Тема «Злостные холостяки». И в эфире сегодня с вами и в гостях в этой студии Руслан Витрянюк, генеральный продюсер «Russian Fashion Week»…
Р.ВИТРЯНЮК – Исполнительный.
АМАЛИЯ – Исполнительный…
Р.ВИТРЯНЮК – Саша – генеральный. Саша…, не путай меня с ним. Мы партнеры, мы…
АМАЛИЯ – А, да. Да, но он, как бы… он не холостяк, поэтому он сегодня не попал к нам в студию. Потом еще один злостный холостяк – Алексей Макаров, звезда кино, личный номер, так сказать, недавно его лицо освещало улицы Москвы. Вот, и не менее звездный, но менее холостяк – Павел Майков, тоже звезда театра и кино…
П.МАЙКОВ – Кх-кх… Да. Здравствуйте!
АМАЛИЯ – …все помнят «Бригаду» и многое, многое, многое другое.
П.МАЙКОВ – Да все только «Бригаду» и помнят, на самом деле.
Р.ВИТРЯНЮК – Да, да. Сейчас… грязью.
АМАЛИЯ – Так, спокойно, сейчас я не об этом. Вот, а сегодня мы без грязи, сегодня мы… вот такая у нас тема сегодня – «холостяки». Ну, на улице весна. Вот это вот семейное время или холостяцкое, как вы считаете?
П.МАЙКОВ – Это…
АМАЛИЯ – Это? Павел Майков сейчас.
П.МАЙКОВ – Это просто весна. Я скажу, что на самом деле, весна – это просто хорошее время.
АМАЛИЯ – Вот у них такое сегодня, расслабленное состояние, у моих гостей… Прости!
П.МАЙКОВ – Я, более того, скажу, что это не просто хорошее время, а это мое любимое время – весна. Женщины все раздеваются, жена моя раздевается в том числе. Я к тому, что, если вдруг она это слышит.
А.МАКАРОВ – Твоя жена каждый день раздевается, по идее.
АМАЛИЯ – Нет, вот я сейчас… вот Вы… очень хорошо, не то, чтобы конфликт, но тем не менее, в студии сегодня представлены две позиции: холостяки и человек женатый. Поверьте мне, уважаемые слушатели, все трое прекрасные, обаятельные, сексуальные…
Р.ВИТРЯНЮК – Красивые…
АМАЛИЯ – В общем, да, потрясающе талантливые…
Р.ВИТРЯНЮК – Особенно Макаров, он красавец такой, мне даже… жалею…
АМАЛИЯ – Да, и тем не менее, занимают разную позицию. Вот, хотелось бы прочитать, что мы уже получили. Бертольд: «Злостные холостяки хорошо умеют чай заваривать, а еще злостные холостяки не страдают ожирением, а еще злостные холостяки умеют хорошо кроссворды разгадывать, а еще злостный холостизм укрепляет организм». Руслан…
Р.ВИТРЯНЮК – И еще я бы добавил…
А.МАКАРОВ – Ну это такой холостизм, по-моему, годов из 70-х, такой: кроссворд, уметь готовить кашу по утрам…
Р.ВИТРЯНЮК – А еще знаете, такое: холостизм – очень частый онанизм.
А.МАКАРОВ – …яишенка с макаронами – вот это какой-то такой, холостизм 70-х. Мне кажется, на данный момент злостный холостизм – это нечто такое, что проповедует, допустим, журнал «Плэйбой» или, допустим, «Men’s Health», такой. Т.е. мы вроде как все с девушками, но вроде как и вроде свободные все.
АМАЛИЯ – А вот давайте все-таки определимся по понятиям…
А.МАКАРОВ – Это к Павлу.
АМАЛИЯ – Хорошо. Значит, я сейчас… это вопрос ко всем троим: вот что для вас такое холостизм, вот, злостный холостизм – не злостный. Ну, лучше злостный.
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, на самом деле, Амалия, вот…
АМАЛИЯ – Это сейчас Руслан Витрянюк у микрофона.
Р.ВИТРЯНЮК – …мне кажется, что холостяк – это человек, который свободный. Хотя говорят, свободным быть от всего нельзя. Но элемент свободы и чувство свободы… Вот я был женатый, да? Вот Паша – я понимаю, что он сейчас женатый…
П.МАЙКОВ – Да.
А.МАКАРОВ – Он сейчас злостно женатый.
Р.ВИТРЯНЮК – Да, да, да. Я был женат, у меня прекрасный сын, у меня прекрасная жена, мы красиво расстались – как говорят: как красиво встретились, так и красиво расстались. Но. Вот ничего нельзя заменить, вот, элементом свободы. Когда ты понимаешь, что ты можешь делать то, что ты хочешь, ты приезжаешь домой тогда, когда ты хочешь. И если тебя…
П.МАЙКОВ – Так и я приезжаю…
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, Паш, понимаешь, т.е.… все равно жена у тебя рано или поздно или иногда, но все равно: «где ты был?», «куда ты поехал?» А ты так, приезжаешь и вот, когда у тебя есть любимая девушка, она понимает, что, вот, есть то время, которое с ней ты находишься.
А.МАКАРОВ – Так.
Р.ВИТРЯНЮК – И его надо ценить. Просто потому, что завтра ты можешь находиться с другой девушкой. И она понимает, что если мне, например, будет некомфортно, она просто-напросто завтра будет сменена другой девушкой.
АМАЛИЯ – Ох, какой ты… какой ты… какой ты злостный холостяк! Какой кошмар!
Р.ВИТРЯНЮК – Нет…
П.МАЙКОВ – У меня сегодня очень неконфликтное настроение, вообще, у меня сегодня. Я просто… Мне нравится женатым быть.
АМАЛИЯ – А чем тебе нравится женатым быть? А скажи, пожалуйста, Паша, а ты помнишь свое, вот, холостое время?
П.МАЙКОВ – Да у меня его практически никогда не было.
АМАЛИЯ – Т.е. с детства как-то вас обручили?
П.МАЙКОВ – Ну, я как-то так всегда, рос с женщинами…
(все смеются и говорят одновременно)
АМАЛИЯ – Ну вспомни, Павел… Стоп, стоп, стоп, ну хорошо, давай вот вспомним…
П.МАЙКОВ – Да.
АМАЛИЯ – Допустим, твое времяпровождение – ты же артистом уже давно устроился работать…
П.МАЙКОВ – Да, ну, ну, ну?
АМАЛИЯ – Вот, с тех пор и терпишь. Ну вот как, допустим, твое время после спектакля или после съемок отличалось от того времени, когда ты женатый человек?
П.МАЙКОВ – Пил больше, наверное, я…
АМАЛИЯ – Ну, это скорее уже в плюс женатому житью-бытью, но, вот, я знаю, что…
П.МАЙКОВ – Наверное, когда свобода, просто, наверное, не все правильно понимают слово «свобода». Я в то время, когда я жил холостой, я неправильно понимал слово «свобода», и поэтому… свобода – не значит, что все можно, а свобода значит, что…
АМАЛИЯ – В принципе, можно все…
П.МАЙКОВ – …делай все, что хочешь, только не приноси никому вреда.
АМАЛИЯ – А ты приносил кому-то вред?
П.МАЙКОВ – Ну, я естественно, я своим поведением омерзительным…
А.МАКАРОВ – Он каяться пришел.
П.МАЙКОВ – Я наносил вред! Знаешь, что я убивал… убивал…
АМАЛИЯ – А что ты убивал – себя?
П.МАЙКОВ – Я убивал насекомых.
(все смеются и говорят одновременно)
АМАЛИЯ – Так, спокойно!
Р.ВИТРЯНЮК – До сих пор себе простить не могу.
АМАЛИЯ – Ну, это понятно.
П.МАЙКОВ – Ну, на самом деле, нет, на самом деле… я тебе честно скажу, я…
А.МАКАРОВ – Ты помнишь того короеда, которого ты убил…
П.МАЙКОВ – Я не могу разговаривать…
АМАЛИЯ – Спокойно, Макаров, подожди секундочку! Это вот Алексей Макаров все не по теме пытается…
П.МАЙКОВ – …когда злостные… злобные выкрики слева.
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, на самом деле, просто Паша так рассуждает, потому что он знает, что эфир слушает его жена, и поэтому он все равно…
АМАЛИЯ – А кстати, ты знаешь, что жена слушает этот эфир?
П.МАЙКОВ – Я абсолютно откровенен!
А.МАКАРОВ – Можно, я скажу?
АМАЛИЯ – Сейчас.
П.МАЙКОВ – Я не знаю, может она… откуда я знаю?
АМАЛИЯ – Хорошо, так нет… она слушает или не слушает? Ты ее предупредил? Вообще, где ты был после спектакля?
Р.ВИТРЯНЮК – Слушает. Слушает.
П.МАЙКОВ – Нет, я после спектакля заехал домой…
АМАЛИЯ – Так.
П.МАЙКОВ – Помылся, и там не было моей жены. Моя жена поехала к подруге, и до сих пор сейчас там находится.
АМАЛИЯ – Прекрасно.
Р.ВИТРЯНЮК – И они вместе с подругой слушают эфир, и он это знает, и он играет в правильную жизнь.
П.МАЙКОВ – Я моряк, такой. Я правильный, ну что делать?
Р.ВИТРЯНЮК – Медленно точа нож, они слушают эфир.
П.МАЙКОВ – …себя правильным показал.
АМАЛИЯ – Хорошо, Алексей Макаров сейчас говорит о злостном холостизме и вообще, что это такое для него.
А.МАКАРОВ – Я хочу, во-первых, сказать, что эфир сейчас слушают очень внимательно, поскольку ровно 15 минут назад в машине, когда мы сюда ехали, добирались до радио «Эхо Москвы», у Павла Майкова состоялся разговор с собственной женой по сотовому телефону…
П.МАЙКОВ – Стукач.
А.МАКАРОВ – Где он, значит, поведал о том, что, значит, «слушайте нас, девчонки». И сейчас девчонки очень внимательно слушают, и мы передаем им большой привет. Мне приятно передать им привет. А что касается злостного холостизма или не злостного холостизма, я могу сказать, что…
П.МАЙКОВ – Не надо! Надо радоваться! Не надо!
АМАЛИЯ – Подожди, дай сказать…
Р.ВИТРЯНЮК – Паша! Как сказал Жириновский, «надо радоваться»…
П.МАЙКОВ – Не надо напрягаться!
Р.ВИТРЯНЮК – Не надо напрягаться. Понял, ты, Джордж?
АМАЛИЯ – Хорошо. Итак, Алексей Макаров о холостизме.
А.МАКАРОВ – Я хочу сказать, что я отчасти согласен с Русланом, отчасти согласен с Пашей. Могу объяснить свою точку зрения. Безумно, конечно, ценна, та псевдосвобода, которую дает… Ну, у тебя нет жены, у тебя нет обязательств, и ты можешь прийти домой, ты можешь уйти из дома. Ты можешь не мыть посуду три дня подряд, и никто тебя за это пилить и ругать не будет. Но мне кажется, что в жизни каждого мужчины рано или поздно наступает момент – Руслан уже сделал то, что, в принципе, мне только предстоит сделать, у Руслана есть ребенок. У меня ребенка нет. Если говорить о создании семьи…
АМАЛИЯ – Ну, об этом мужчина никогда точно не может знать, вообще…
А.МАКАРОВ – Секундочку. Если говорить о создании семьи, то мне кажется, что в жизни каждого мужчины рано или поздно наступает момент, когда он хочет создать семью, когда он хочет, чтоб маленький ползал. Я об этом говорил не раз, что в жизни каждого мужчины это абсолютно нормально, органичный момент. Другое дело…
АМАЛИЯ – А для этого обязательно жениться? Ведь есть же женщины,
А.МАКАРОВ – Вот! Вот!
АМАЛИЯ – которые тоже занимают такую позицию, что «ну, давай родим ребенка, давай, ты мне будешь помогать…»
А.МАКАРОВ – Поскольку все-таки – сейчас немного я патриотизму дам такого – поскольку мы все-таки живем в России, у нас, так сказать, патриархальные нравы, где-то, в том числе, института семьи. Вот, поэтому, если есть ребенок, то вроде как считается, что обязательно быть мужем и женой. Так у нас общество устроено. У нас не Голландия, у нас не Африка, у нас Россия, где так устроено. Патриархальные нравы: есть ребенок, значит вы муж и жена. Если нет ребенка, это называется «принести в подоле» и раньше вымазывали дегтем ворота таких барышень.
АМАЛИЯ – Ну, все-таки, это было довольно давно, хотя в Вологде, где я проживала…
Р.ВИТРЯНЮК – Но ничего не изменилось!
АМАЛИЯ – Да, еще… еще…
А.МАКАРОВ – …если есть ребенок, то будьте добры, тогда… вроде как, если не закорючка в паспорте, то хотя бы живем вместе и вместе этого ребенка воспитываем. Разошлись родители – происходит трагедия. Она происходит и для ребенка – говорю как выросший в семье разведенной – ну, и наблюдаю некоторые примеры, которые… ну, у меня друзья уже некоторые успели развестись и т.д. Т.е. однобоко говорить о прелестях или отрицательных чертах того и другого – того, что вы называете холостизмом, говорить нельзя. Потому что, с одной стороны, да, это преимущество, это свобода, с другой стороны, это, возможно, ребенок, который реже видит отца, чем надо было бы видеть, допустим.
Р.ВИТРЯНЮК – Вот, Леш, можно, я немножко…
АМАЛИЯ – Руслан Витрянюк.
Р.ВИТРЯНЮК – Да. Я немножко перебью, потому что, в принципе, я рос в семье, у меня правильная семья, у меня папа генерал, в общем-то, мама – учитель иностранных языков…
А.МАКАРОВ – «У меня правильная семья, у меня папа генерал».
Р.ВИТРЯНЮК – Да, да, да. Но самое интересное, что я скажу так: ведь когда ты понимаешь, что… это связано еще и с профессией, ведь вот всю жизнь я занимался продюсерством, т.е. это и шоу-бизнес, и кино, как говориться, а сегодня уже и мода, и я понимаю одно: что к сожалению, или к счастью, но вот у Вас актерская, скажем, профессия…
А.МАКАРОВ – Судьба.
Р.ВИТРЯНЮК – Судьба, да. У меня продюсерство. И я понимаю, что вот, к сожалению, я не могу приезжать…. Вот в чем проблемы были в моей семье, да? Там мы безумно любили с супругой друг друга. У меня супруга Людмила, и мы как бы любили друг друга, и до сих пор у меня остались, в общем-то, положительные чувства, у меня прекрасный сын, но – я не мог никогда приезжать домой в 7, в 8 вечера, а она была воспитана так, что нужно было приезжать домой в 8 вечера, смотреть кино, ужинать – я, к сожалению, по роду своей профессии не могу себе этого позволить.
АМАЛИЯ – По роду профессии?
А.МАКАРОВ – Слушай, это жизнь – то, что ты мне рассказал: каждый вечер в 7-8 приезжать и смотреть – да я на этот жест не готов. Я не могу смотреть.
Р.ВИТРЯНЮК – Вот, понимаешь, я с этим столкнулся, понимаешь, я столкнулся с этим.
А.МАКАРОВ – Ты не пробовал ее перевоспитать?
Р.ВИТРЯНЮК – Пробовал.
А.МАКАРОВ – Да?
Р.ВИТРЯНЮК – Пробовал.
А.МАКАРОВ – И это закончилось разводом.
АМАЛИЯ – Алексей Макаров сейчас выступает.
Р.ВИТРЯНЮК – И это закончилось тем, что мы расстались, понимаешь?
А.МАКАРОВ – Это ужасно.
АМАЛИЯ – А расскажи, как это было. Я знаю…
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, мы…
АМАЛИЯ – …очень любопытная история, такая, но как на самом деле… Любопытно ты ее рассказывал.
Р.ВИТРЯНЮК – Да. В двух словах о том, как это все получилось. На самом деле, я с моей любимой супругой познакомился – с Людмилой – я познакомился на остановке. Я ехал на машине, смотрю – стоят, в общем-то, две девушки…
А.МАКАРОВ – Школьницы.
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, нет, ну не совсем школьницы, ну, молоденькие две девушки. Я выскочил из машины, постарался убедить… они ждали автобуса.
А.МАКАРОВ – Руслан, ты выскочил из машины?
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, естественно, мне понравилось…
А.МАКАРОВ – Обычно стекло открывают.
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, нет, нет. Мне понравилась девушка, я понимал, что, как говорится, мне… я ехал на такой машине… а это было время, когда джип «Гран Чероки» - это казалось, ездит такой бандит, в общем-то, и было неправильно, наверное. Вот, я выбежал из машины, я говорю: «Девчонки!» Ну, мне…
А.МАКАРОВ – Уже с цветами выбежал?
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, нет, цветов не было, я просто, я говорю, как бы, «Давайте довезу до дома». А они говорят: «Нет, нет, нет».
А.МАКАРОВ – Я бы на месте девчонок не сел бы в джип «Чероки» с тонированными стеклами, вряд ли вот так вот…
Р.ВИТРЯНЮК – А они говорят: «Мы на автобусе». Я говорю: «Джип «Гран Чероки» - это почти автобус». Вот, ну, долго уговаривал, потом помогло удостоверение журналиста – я был в молодости, в общем-то, писал. И поэтому я говорю: «Я просто журналист».
А.МАКАРОВ – Все грешили!
Р.ВИТРЯНЮК – Да! Я убедил. Я убедил, как говорится, девчонки сели, и вот там все и началось. Т.е. я говорю: «Меня зовут Руслан». И тогда… А, нет, я говорю: «Как, девчонки, зовут?» И одна говорит, там, «Оля»…
А.МАКАРОВ – Ну тебе, наверняка, понравилась одна девчонка?
Р.ВИТРЯНЮК – Одна, конечно.
А.МАКАРОВ – А вторая была ее подруга.
Р.ВИТРЯНЮК – Как подруга, да. Я говорю: «Как зовут?» Она говорит: «Людмила». Я говорю: «Я Руслан». Она говорит: «Ну, если ты Руслан, я Маша». Т.е. она не поверила в то, что меня на самом деле Руслан. И с этого все и началось.
П.МАЙКОВ – Руслан и Людмила
А.МАКАРОВ – Ну, хорошо началось.
Р.ВИТРЯНЮК – Смотри, было дальше интересно. Мы потерялись. Я уехал в Америку, и когда вернулся, она снимала квартиру со своей подружкой, в общем-то, она училась в институте, переехала. Я звоню по тому телефону через два месяца, естественно, они переехали и потерялись. И случайно на одной вечеринке, на дне рождения у Сережи Зверева, просто-напросто я выхожу, даю ему подарок, спускаюсь вниз, и стоит эта девочка, и говорит: «А вы меня помните?» Я: «Естественно», ну, скажу честно…
АМАЛИЯ – Она-то тебя помнила.
Р.ВИТРЯНЮК – Она меня помнила, конечно. Ну, я говорю: «Конечно!» Она говорит: «Я Людмила». Я говорю: «Конечно, Людмила!»
А.МАКАРОВ – «А я Руслан!»
АМАЛИЯ – Привычно пошутил он.
Р.ВИТРЯНЮК – И вот так все… вот так все и началось. Потом была красивая свадьба, комплекс «Метелица», все красиво, лошади, машины… И все было бы красиво и замечательно… Потом родился у нас великолепный сын. Но вот это то, что когда мы однажды сели и сказали друг другу. Она говорит: «Я не хочу так». А я говорю: «А я не смогу по-другому. Давай, чтобы не обманывать друг друга, просто-напросто правильней будет, что мы расстанемся. Я всегда буду любить и тебя и сына вот именно той любовью, которая есть у меня внутри. Но я не могу жить по-другому». И поэтому мы расстались. Т.е. и, вот… вот я, когда расстался с супругой, я понял, что такое элемент свободы, и что такое холостяк. Т.е. это… у меня есть сейчас любимая девушка. И я скажу, я счастливый человек…
АМАЛИЯ – Я знаю твою любимую девушку – до этого была еще одна любимая девушка – я вот Оле желаю счастья искренне, но их же было… вот сколько их было, Руслан! Как так можно?
Р.ВИТРЯНЮК – Подожди, ну смотри, но самое интересное, сколько их было, и сколько еще может быть, будет. Но вот, у Ольги спросили – вот, у моей девушки – недавно спросил мой приятель – он мой партнер в Германии…
АМАЛИЯ – «Как ты терпишь эту сволочь?»
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, он спросил, как говорится, он говорит: «Оль, ну вот смотри, у Руслана такая публичная профессия, вот его, столько девушек обращают на него внимание, любят. Как ты к этому относишься?» Она ответила… и вот после чего я, скажем так, я относиться стал к ней еще более великолепно. Она говорит: «Ты знаешь, я его люблю больше всех». И вот когда мне это сказал приятель потом, я думаю: «Да, Вольдемар, вот ты сказал мне то, что я хотел услышать». И ведь она любит не то, что вот ей, там, хочется выйти замуж, вот, хочется… конечно, ей, как и любой девушке, хочется выйти замуж, иметь детей, но она любит то состояние и то время, когда мы находимся вместе. Вот я думаю, что это, наверное, и есть счастье – дарить друг другу вот эти минуты.
А.МАКАРОВ – Сколько вы уже вместе?
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, около двух лет.
А.МАКАРОВ – Около двух лет?
Р.ВИТРЯНЮК – Да. Нет, мы знакомы около двух лет…
А.МАКАРОВ – И разговоров о свадьбе пока не заходило.
Р.ВИТРЯНЮК – Да нет, мы знакомы около двух лет, а встречаться начали совсем недавно.
АМАЛИЯ – Я вот о чем хотела… А, кстати, забыла сказать, что Марина Переверзева, заявленная в нашей программе, к сожалению, опять в силу вот той самой «Russian Fashion Week», которая сейчас идет, вынуждена с большой группой товарищей из Франции присутствовать на мероприятиях, и поэтому просила извинения. К сожалению, вопросы, обращенные к ней, я зачитывать не буду, надеюсь, что она на них все-таки ответит. Вот этот самый злостный холостизм, вот ты говоришь, что вот там свобода, род деятельности, поздние зависы и т.д. и т.д. Вот есть у меня такое размышление какое-то, что… вот ведешь такой, вроде бы, сумбурно свободный образ жизни, и, как бы, одна девушка, другая девушка или, там, юноша, и, вроде бы, ты и не обманываешь никого, но с другой стороны, это и некая такая гарантия, что тебя никто не обманет, потому что ты же свободен. Вот нет ли в этом такого интересного оттеночка?
Р.ВИТРЯНЮК – Знаешь…
АМАЛИЯ – Что ты тогда же как бы застрахован от такой вещи, как обман. Вот как тебе было бы, допустим… как бы ты отнесся к тому, что Ольга вот тоже, мол, «Руслан, у нас сейчас наше время, цени его, а потом, прости, пожалуйста, наше время заканчивается, Руслан, и у меня сейчас, вот, Людмил, болгарин – вот такой парень!»
А.МАКАРОВ – Людмил? Отлично!
Р.ВИТРЯНЮК – Самое интересное, знаешь, мужчины, так же, как, наверное, и женщины, все собственники. Но мы всегда выбираем, Амалия, мы выбираем, понимаешь? Мы выбираем. И если она говорит: «Вот у меня сейчас…
П.МАЙКОВ – Не фига! Выбирает женщина! Мужчина завоевывает, женщина выбирает.
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, ну просто…
П.МАЙКОВ – Она говорит…
Р.ВИТРЯНЮК – У меня сейчас…
П.МАЙКОВ – Петух бежит за курицей и думает: «Не догоню, так согреюсь». А курица говорит: «А не слишком ли быстро я бегу?» Поэтому, ты знаешь, мужчина-завоеватель – он женщину берет, она ему позволяет сделать или…
А.МАКАРОВ – Экий ты, Павел, прибауточник!
П.МАЙКОВ – …позволяет себя взять, либо не позволяет себя взять. Так что выбор-то остается за женщиной.
Р.ВИТРЯНЮК – Так вот, я же и говорю, если Людмил из Болгарии, как говорится, окажется лучше, то, значит, все хорошо.
АМАЛИЯ – Ну, т.е. ты допускаешь для женщины…
А.МАКАРОВ – Ты переживать не будешь, что ли, в этом случае?
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, естественно, естественно мы всегда переживаем, потому что, вот, любой холостяк, и он со мной согласится, что, вот, мы встречаемся, влюбляемся, и когда мы расстаемся, мы все равно переживаем. Вот это все, скажем так, миф, о том, что «ну, да мне все равно». Нет, не бывает все равно. Если все равно, значит, не было влюбленности. Вообще, моя позиция такая в жизни – что есть элемент влюбленности. Вот любовь – это просто чувство уважения друг к другу. Ведь – Паш, я не хочу, как говориться, ничего сказать про семейную жизнь…
П.МАЙКОВ – Я понимаю.
Р.ВИТРЯНЮК – Но, вот, пройдет, там, десять лет, да?
П.МАЙКОВ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – Мы становимся, скажем так… у нас появляются морщины, седые волосы…
П.МАЙКОВ – Да, да, да, да.
Р.ВИТРЯНЮК – …там, туда-сюда, уже мы не такие, в общем-то, сексапильные…
АМАЛИЯ – Ну дай Бог, чтобы хотя бы 20-25…
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, ну хорошо, ну пусть 20, Маль…
П.МАЙКОВ – Ну, хорошо, неважно. Ну хорошо, да?
Р.ВИТРЯНЮК – И просто-напросто… и мы все равно, понимаешь, когда идем по улице, смотрим – идет молодая девушка. И когда жена…
П.МАЙКОВ – Ты животное.
Р.ВИТРЯНЮК – И когда жена говорит: «А чего это ты на нее смотришь?»
А.МАКАРОВ – Она не так говорит. Это ты сейчас изобразил прям Василису Прекрасную как жену. Нет! Она скажет по-другому!
Р.ВИТРЯНЮК – И на самом деле, ты реально на нее смотришь, и мы ничего не можем с этим сделать, и поэтому… но ты не хочешь изменять жене, потому что ты ее, как говорится, любишь, т.е. уважаешь, и ты просто-напросто, хотя подсознательно…
П.МАЙКОВ – Ничего с собой поделать не может.
Р.ВИТРЯНЮК – Паш, подсознательно ты хочешь. Потому что есть такое понятие – физиология, понимаешь?
П.МАЙКОВ – Подсознание… подсознание – нет, не значит, «хочу изменить жене», я мужчина... человек, который… в смысле, мужчина… мужской род – это предназначен для того, чтобы разбрасывать семя. Сеять.
АМАЛИЯ – Павел – сеятель.
Р.ВИТРЯНЮК – Сеятель! Это говорит семьянин, заметьте – это говорит семьянин!
П.МАЙКОВ – Но. Но.
АМАЛИЯ – Осемьянитель.
Р.ВИТРЯНЮК – Осемьянитель, да.
П.МАЙКОВ – Но при том, что мужчина – осеменитель, сам по себе мужчина – осеменитель, например, коров, там, много, а бык – один, заметь. Но…
А.МАКАРОВ – С чего ты начал, давай вернемся.
П.МАЙКОВ – Что значит, опять же, если мы говорим об измене, что значит изменить жене? Вступить в половую связь с другой женщиной.
А.МАКАРОВ – Нет, ну глубоко копнул как!
АМАЛИЯ – Нет, ну, например.
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, я тебе скажу так, что многие женщины, например, считают, что просто переспать с проституткой – именно я говорю, называю вещи своими именами – мужчине – это, как бы, ну, нормально абсолютно. А вот если мужчина завел какой-то роман, то это измена. Вот многие женщины считают так.
П.МАЙКОВ – Не знаю, я таких не знаю.
А.МАКАРОВ – Они только так считают, могу тебе сказать.
П.МАЙКОВ – Все?
А.МАКАРОВ – Ну почти.
АМАЛИЯ – Хорошо, давайте все-таки еще и какой-то…
А.МАКАРОВ – Вот, правда, за проститутку по морде получить можно, но в принципе… В принципе.
АМАЛИЯ – Стоп, стоп, стоп, господа! Давайте подведем какой-то маленький итог нашей беседе. Т.е. не окончательный, а вот такой, серединный итог. Итак, все-таки преимущества холостячества кроме свободы выбора, свободы времяпрепровождения. Ну, если это холостяк такой, скажем так, который делает этот свободный выбор, будучи, действительно, успешным, красивым, а не холостячество вынужденное, когда за него просто замуж никто не хочет идти, или там, жениться на ней никто не хочет – вот они и холостые.
А.МАКАРОВ – Кстати, вот, тоже тема.
П.МАЙКОВ – Кстати, да, да…
АМАЛИЯ – Вот, вот, вот.
А.МАКАРОВ – А что вы думаете, мне 33 года – я один до сих пор? Я же не подарок совсем.
П.МАЙКОВ – Потому что… потому что явно не подарок. Уродлив страшно! Все, что вы видели, уважаемые радиослушатели на … это грим.
Р.ВИТРЯНЮК – Не слушайте Пашу, он просто завидует. Он просто женат и он завидует.
АМАЛИЯ – Итак, преимущества холостячества, вот кроме свободы. Алексей Макаров сейчас ответит на этот вопрос, сосредоточившись.
А.МАКАРОВ – Я не готов рассуждать о преимуществах холостячества. Т.е. мне понятна точка зрения Руслана в данном случае, мне понятна, вот, точка зрения именно Руслана, как раз вот его субъективная точка зрения. Но тем не менее, я не могу переть против такой, такой мощной системы организации, действительно, как институт брака, потому что, мне кажется, без него страна как таковая не может существовать. Мне сейчас кажется, мы немножко ведем разговор в стиле барышень из кинофильма «Секс в большом городе», потому что там, я так понимаю, они вечно выясняют отношения – надо быть с мужчиной, не надо быть с мужчиной. Мы сейчас пытаемся говорить. Мы, мужчины и женщины, мне кажется, природой уготовлены друг для друга, у нас там все подходит, как инь и ян. Вот, поэтому мне кажется, что…
АМАЛИЯ – Но тем не менее, часто очень семьи разбиваются именно, извините за банальность, о рифы быта, когда ни мужчина, ни женщина не выдерживают – она его, там, сушеных носков в батарее и, там…
П.МАЙКОВ – Сушеных!
АМАЛИЯ – …вот этого всего, что остается в ванной после того, как он принимает душ, как бы, вот…
А.МАКАРОВ – Я тут… понимаешь…
Р.ВИТРЯНЮК – А бывают, не подходят по любви.
А.МАКАРОВ – Амалия, я, вот… понимаешь, я сейчас могу…
АМАЛИЯ – Он – потому что ее вечная «пыль, пыль, пыль» раздражает…
А.МАКАРОВ – …порассуждать долго на тему такую, что, допустим, раньше было так, что – насколько я знаю, насколько я читал, там, Платонова или Чехова – муж и жена даже ночевали в разных спальнях. Вот, и о каких-то там носках на батарее, в принципе, раньше, когда институт брака воспитывал и т.д…
АМАЛИЯ – Это раньше, Алексей, давайте забудем это самое раньше!
А.МАКАРОВ – Вот, на данный момент, да, допустимы носки на батарее и можно любовь убить бытом, но, опять же, я знаю некоторое количество счастливейших пар, которые прожили вместе больше 40 лет, и об этом…
АМАЛИЯ – Я таких немножество знаю.
А.МАКАРОВ – Секундочку! И об этом очень хорошо говорил человек, который за эту роль получил «Оскара». Есть такой замечательный…
АМАЛИЯ – И заплакал.
А.МАКАРОВ – …фильм «Талантливый мистер Рипли», с Мэттом Деймоном в главной роли…
Р.ВИТРЯНЮК – Да, да.
А.МАКАРОВ – И если вы помните, у Мэтта Деймона там большие проблемы.
Р.ВИТРЯНЮК – Да.
А.МАКАРОВ – И там есть психолог, которого играет… э… с именами, фамилиями – вечная у меня напряжность. Там есть психолог…
П.МАЙКОВ – Евгений Петросян.
А.МАКАРОВ – Ну при чем здесь Евгений Петросян?
АМАЛИЯ – О’кей, не знаем мы этого артиста, я тоже не могу вспомнить его имени.
А.МАКАРОВ – Ну… как его, как его?
АМАЛИЯ – Не могу, не могу.
А.МАКАРОВ – И вот просто, смотря… я все, начал о том, что брак изначально – он вроде как предполагает под собой хорошее, позитивное… Но…
АМАЛИЯ – И даже стыдно было быть неженатым. Считали нездоровым человеком.
А.МАКАРОВ – Вот, вот, к чему я – и этот психолог ему говорит: «Послушай, ты не можешь никому раскрыться, потому что тебя так много били в детстве, ты боишься доверить кому-то свою любовь, потому что ты боишься, что отдашь любовь, а взамен получишь предательство. Я, говорит, - психолог говорит, - я любил свою жену… Там был в чем смысл этой любви? Мы настолько вросли друг в друга и настолько понимали друг друга. Она очень смешно пукала по ночам. Однажды пукнула так, что аж проснулась от того, что собака залаяла». И они весело с Мэттом Деймоном сидят и хохочут над этим. Да? Вот. И там, как бы… ну, он играет психолога, он пытается Мэтта Деймона раскрепостить и достать его нутро – не при помощи гипноза, а при помощи нормальных человеческих разговоров. И он ему рассказывает о том, как они с женой прожили 40 лет вместе. За 40 лет люди видели друг друга, ну, я не знаю, ну трудно представить, что они друг о друге… только что изнанку друг друга не видели. А так, в принципе, знают очень… И тем не менее, такие пары есть, и он безумно убивался и горевал, этот психолог, когда его жена ушла от него. Он до сих пор, он… он, вот, не мог…
АМАЛИЯ – Умерла все-таки, да, не ушла.
А.МАКАРОВ – Умерла – ушла. Ушла, ушла – умерла. Ну, я образно сказал – ушла, умерла. И когда я думаю вот о таких семьях, и о таком понимании брака, меня берет белая зависть, ребята, потому что мне кажется, что дай Бог счастья, вот, кому-то из нас найти такую любовь, с которой вместе можно, прощая друг другу все, прожить 40 лет, 50 лет и безумно страдать, когда от тебя этот человек уйдет. Если брак заключается на небесах, то для меня это вот такой брак, когда люди, там, врастают друг в друга на 40-50 лет. Поэтому когда Руслан говорит о свободе – хорошо, согласен с ним в каких-то, значит, аспектах, но
АМАЛИЯ – Ну вот ты артист, действительно…
А.МАКАРОВ – …когда думаю о такой глыбе, о таком великом, как, допустим, люди 40 лет вместе – хочется больше быть там, вот на стороне вот этих людей.
Р.ВИТРЯНЮК – Леш, ну вот, смотри…
А.МАКАРОВ – Точка зрения Руслана понятна. Но эта точка зрения – я ее больше уважаю в данном случае.
Р.ВИТРЯНЮК – Ну Леш, ну вот, смотри…
А.МАКАРОВ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – Я был женат. И в принципе, если мы поняли с моей бывшей женой то, что мы разные, то, что она поняла, что она так жить не хочет и я тоже не хочу.
А.МАКАРОВ – Значит, надо расставаться.
Р.ВИТРЯНЮК – И мы расстались.
А.МАКАРОВ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – Т.е. если бы мы терпели друг друга, и, грубо говоря, кто-то подстраивался – это было бы правильно, ты считаешь?
П.МАЙКОВ – Ну, он хотел про другое сказать!
А.МАКАРОВ – Руслан, я сейчас говорю о другом, я говорю о другом. Тебе не повезло, но если бы тебе повезло, и ты встретил женщину, с которой бы прожил вместе 40-50 лет, я бы тебе завидовал. Гораздо больше, чем сейчас я завидую твоей свободе. Тогда, конечно, свобода.
Р.ВИТРЯНЮК – Согласен. Смотри. Но если я буду жить с девушкой.
А.МАКАРОВ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – И мы не будем расписаны. У нас даже будет ребенок.
А.МАКАРОВ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – Вот, который будет носить мою фамилию, но мы не будем просто женаты. У нас что-то измениться?
А.МАКАРОВ – Ничего не изменится.
АМАЛИЯ – Ну, это уже называется гражданский брак, подожди, стоп, стоп, стоп.
А.МАКАРОВ – Ничего не изменится. Ничего не изменится.
АМАЛИЯ – Это не холостячество, Руслан. Холостячество – это когда человек…
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, я говорю о том…
АМАЛИЯ – …занимает один свою жилплощадь, вот так вот…
П.МАЙКОВ – Да, я согласен сейчас с Арамисом.
АМАЛИЯ – Потому что девушка – она может с твоим ребенком… Вот если девушка, например… вот вы счастливы, прекрасны, красивы, молоды, а… вот иногда, вы не расписаны, но вы не ведете общее хозяйство, вы друг друга не нагружаете тем, чем часто люди нагружают друг друга в семье. Вот я буквально вчера была свидетелем одной семейной пары, которые только-только собираются пожениться… потом я позвонила, а они просто готовили вместе ужин, т.е. ну, встречали меня в виде гостя. Вот, и там, значит, она задала такой очень интересный вопрос – вот, там, доска, хлеб, сыр – и она задает ему такой вопрос: «Паш, это ты такой толстый кусок сыра отрезал?» Я вот ее цапнула и сказала: «Тебе действительно хочется получить ответ на этот вопрос?»
А.МАКАРОВ – Ну, Ляля, я с тобой согласен, абсолютно.
Р.ВИТРЯНЮК – Вот здесь пять баллов, Ляля, пять баллов.
АМАЛИЯ – Вот это вот… вот у женщин бывает такое…
А.МАКАРОВ – Вот сейчас Павел Майков загадочно улыбается. Его всегда спросят про толстый кусок сыра. Да какая разница – ну толстый, тонкий?
АМАЛИЯ – Да, толстый, тонкий, да.
А.МАКАРОВ – Ну, если не она, то кто? Значит он.
АМАЛИЯ – Ничего, одни разговоры, согласись.
А.МАКАРОВ – И что, убить его теперь за этот кусок сыра, просто? Я, вот это вот… да.
АМАЛИЯ – Одно дело, когда это делается с юмором, другое дело, когда это делается уже с тем, что…
А.МАКАРОВ – Да.
АМАЛИЯ – …это ты делаешь не так. Давай, я научу тебя! Я помню, я сама была – вот это самое главное потрясение в жизни было – когда я была замужем за человеком, который был много старше меня, и я чистила лук. И вдруг человек подошел, и как бы сказал: «Подожди. Давай, давай я научу тебя его чистить». Меня – девочку, выросшую в Бердичеве, которая просто ведрами салат крошила, с луком, с чесноком, с чем угодно.
А.МАКАРОВ – Ну, он же сказал вот так: «Давай тебя научу, почищу».
АМАЛИЯ – Понимаешь, в чем дело, это тоже был такой чудовищный напряг, когда я поняла, что я не хочу, чтобы меня больше чему-либо учили в жизни.
А.МАКАРОВ – Здесь я не согласен.
АМАЛИЯ – Ни стирать…
П.МАЙКОВ – А здесь с тобой не согласен, вот, до этого был согласен…
А.МАКАРОВ – Да. И я до этого был согласен.
П.МАЙКОВ – А до этого… Вот если бы он подошел и сказал: «Ты чего, офигела, что ли?»
А.МАКАРОВ – «Ты чего делаешь? Ты чего делаешь?»
АМАЛИЯ – Нет, я сейчас не говорю про форму, я говорю именно про тему.
П.МАЙКОВ – Ладно, а форма – это главное.
АМАЛИЯ – Это постоянно… Брак – это постоянное исправление друг друга.
Р.ВИТРЯНЮК – Маль, смотри, а если бы вы были… вот если бы вы, например…
АМАЛИЯ – Это не важно даже форма – ласковая, не ласковая.
Р.ВИТРЯНЮК – Посмотри, если бы вы были свободны, то человек, даже если бы он так сказал, он бы потом вдруг увидел, что он может потерять, и он бы извинился. А если в браке, то извиняться не обязательно, согласись.
АМАЛИЯ – Ну конечно.
П.МАЙКОВ – Почему?
АМАЛИЯ – Потому что появляется какой-то, вот…
П.МАЙКОВ – Да не, это просто…
Р.ВИТРЯНЮК – Собственничество, Пашка, собственничество, понимаешь?
АМАЛИЯ – Здесь, подождите, могу даже зачитать…
П.МАЙКОВ – Нет, ребят, вы не о том говорите…
АМАЛИЯ – …есть очень хороший, очень хороший…
П.МАЙКОВ – Вы неправильно говорите!
А.МАКАРОВ – Дайте сказать, дайте сказать! Не перебивайте друг друга!
АМАЛИЯ – Сейчас, секунду, я вот… мне очень определение понравилось. Вот тут написано: «Алекс Биотехнология». Ну и хорошо, что биотехнология все-таки, а не шоу-бизнес. Вот, есть… есть люди-собственники, и есть…
Р.ВИТРЯНЮК – Человека уважаю!
АМАЛИЯ – …и есть путешественники.
А.МАКАРОВ – Еще раз – собственники и путешественники?
АМАЛИЯ – Собственники и путешественники. Вот, собственники – прозвучало, правда, в преломлении именно мужчин, а вот путешественники…
П.МАЙКОВ – Нет, я не согласен. Я скажу так, что вы чуть-чуть… Дело в том, вот сейчас ты сказала, что…
АМАЛИЯ – Путешественники, ведь… Одну секунду!
П.МАЙКОВ – …вот, если не расписан – подожди секунду, Лялечка! – если не расписан – если ты не расписан – то человек попросит прощения. А если расписан – не попросит. Да потому что надо просить прощения вне зависимости от штампа в паспорте.
Р.ВИТРЯНЮК– Вот, ну почему так получается, Паш, ну не получается? Ну не получается, Паш!
АМАЛИЯ – А это происходит? Почему это не происходит, Паш? Ведь это перестает происходить!
П.МАЙКОВ – Ну, надо себя воспитывать, в таком, может, ключе. Я себя стараюсь воспитывать.
(происходит странный звук)
Р.ВИТРЯНЮК – Так.
АМАЛИЯ – Ой, а вот сейчас у…
Р.ВИТРЯНЮК – Лешку вызывают на связь…
АМАЛИЯ – Да. У Алексея Макарова, вероятно, прозвучал какой-то…
П.МАЙКОВ – Извините, просто в это время… в это время Алексей хочет в туалет…
АМАЛИЯ – Одна из солисток группы «ВИА ГРА», вероятно, позвонила и по секрету – посплетничаю – пока его нет в студии. Вот это у нас такая притча во языцех. Да, Паш, ты говори.
П.МАЙКОВ – Так вот, я говорю, я в себе это воспитываю, я стараюсь не смотреть… стараюсь забыть о том, что существует штамп в паспорте, потому что штамп в паспорте – это та формальность, о которой нужно забыть. Это как диплом – ты ходишь со своим дипломом? Я со своим дипломом не виделся с момента…
Р.ВИТРЯНЮК – У меня их три, поэтому…
П.МАЙКОВ – Вот штамп в паспорте – это диплом, который нужно выкинуть и забыть о нем. Но… выкинуть и забыть о дипломе. Но ты отучился в институте, ты получил. Т.е. ты обладаешь этими знаниями, но ты как бы имеешь диплом, который, в принципе, тебе не нужен. Это то же самое – ты живешь с человеком, которого ты любишь, но ты, там, ставишь…
А.МАКАРОВ – Или не живешь.
П.МАЙКОВ – Ставишь штамп в паспорте, не ставишь штамп в паспорте – Леша прав, у нас страна, где это… так заведено. Но это не означает, что как только штамп в паспорте появился, нужно в секунду менять свое поведение.
Р.ВИТРЯНЮК – Паш, ну а почему-то меняется? Ты понимаешь, это не только у меня, я вот общаюсь со своими друзьями…
П.МАЙКОВ – Неправильное понимание семейной жизни.
АМАЛИЯ – А может быть, существуют, действительно, люди, вот, ну, которые, вот, заточены под семью и не заточены.
Р.ВИТРЯНЮК – Есть такое.
А.МАКАРОВ – Это просто то, что ты сказала – собственники и путешественники.
АМАЛИЯ – И даже не в собственничестве дело, вот, мой отец, допустим, тоже, кстати, Руслан, а моя мама, кстати, Людмила – они прожили вместе 13 лет, потом благополучно развелись…ну, не очень благополучно, правда. Я помню отца, которого очень сильно люблю и… любила и люблю. Человек, которому совершенно было необязательно – несмотря на то, что он был женат и хотел жениться, и 7 лет за мамой ездил, ему необязательно было, чтобы все собрались за столом. Он скорее, вот, такой абсолютно аутичный синдром в том, что «вот это вот мои вещи вот здесь, вот это вот тут». Скорее даже «то, что я ем, даже и не особенно нужно смотреть, что я там ем или не ем». «Вот сейчас вот я зарядку делаю, сейчас вот я на дачу еду» - человек абсолютно самостоятельный, для меня он был как раз примером холостячества в браке. Потому что ему было все равно абсолютно, что и где происходит, т.е. нет, он мог, там, встречать маму, если она поздно возвращалась, и прочее. Но при этом он абсолютно… ну таким был, в своем абсолютно коконе.
А.МАКАРОВ – В монастыре собственного духа.
АМАЛИЯ – Ну да, в монастыре, совершенно верно, собственного духа…
Р.ВИТРЯНЮК – Алексей вернулся из туалета и…
П.МАЙКОВ – Маль!..
АМАЛИЯ – Не советуясь ни о чем. Т.е. мне кажется, что, наверное, его ошибкой было, скорее, жениться.
Р.ВИТРЯНЮК – Амалия, можно вопрос? Смотри – ну, как бы не касаясь твоей семьи, но вот мне кажется… вот, мне хотелось, вот, просто порассуждать еще на тему того, что все-таки, вот, мне кажется, что вот если мы говорим о браке даже – то вот как бы я его, наверное, видел, как вот, на сегодняшний день…
АМАЛИЯ – Вот, да, уникальный момент, сейчас я своих гостей обязательно попрошу – вот женщины, слушайте, пожалуйста…
Р.ВИТРЯНЮК – Как бы я видел…
АМАЛИЯ – Вот как каждый из наших героев-мужчин видит как раз идеальную семейную жизнь.
Р.ВИТРЯНЮК – Вот мне кажется… я говорю, опять же, субъективно и о себе. Если я встретил человека – девушку – и она, скажем так, на сегодняшний день она может быть не личностью или, скажем так, хочет. Но самое главное, чтобы она хотела быть личностью. Личность – это понятие… я понял для себя, что я не могу жить с домохозяйкой. Для этого есть домработница, все что угодно – я не могу жить с домохозяйкой. Я хочу, чтобы рядом со мной был человек… девушка-личность. Т.е. чтобы она также двигалась вперед. Я расту – и она растет. И вот мне кажется, только лишь тогда возможно взаимопонимание. У меня очень много примеров есть в жизни…
А.МАКАРОВ – Тогда взаимопонимание, Руслан, заканчивается. Потому что у нее начинаются свои звездные дела, а у тебя свои звездные дела.
Р.ВИТРЯНЮК – Леш…
А.МАКАРОВ – И жизнь, и судьба вас разводит в разные стороны. И девушка, которая раньше не имела права голоса вякнуть, Руслан, «я, вот, считаю нужным сделать то-то и то-то».
Р.ВИТРЯНЮК – А я хочу.
А.МАКАРОВ – Она будет говорить: «Руслан». Она от тебя не будет зависеть вообще.
Р.ВИТРЯНЮК – А мне этого и хочется.
А.МАКАРОВ – У нее свой лимузин, она сама звезда, Руслан!
Р.ВИТРЯНЮК – Мне это и хочется, Леш. Знаешь, почему?
А.МАКАРОВ – Почему?
АМАЛИЯ – Так может быть, это круто – почему девушка должна быть зависима?
Р.ВИТРЯНЮК – Потому что тогда ты понимаешь, что она в любой момент может от тебя уйти…
А.МАКАРОВ – Так.
Р.ВИТРЯНЮК – и только лишь твоим отношением ты можешь сохранить эти отношения между друг другом.
АМАЛИЯ – Не деньгами, не материальной зависимостью, не квартирой.
Р.ВИТРЯНЮК – Понимаешь, а когда – извини! – когда от меня зависит женщина, которая женщина, там… моя жена, она не работала, понимаешь, т.е. да, она родила ребенка, она это… но я понимаю одно – вот может быть, вот в этом моменте тоже есть, вот, цимус, да. Т.е. я понимаю, да, я двигаюсь вперед, я расту, я развиваюсь. И мне бы, наверное, где-то хотелось, чтобы моя жена была независима, чтобы я понимал, что я ее не просто вот – «А, куда она денется, без денег, без всего – куда она уйдет?» А именно чтобы я понимал, что она такая же личность, у нее также, как у меня, может быть роман с кем-то, и если я буду себя неправильно вести, то я ее потеряю. Поэтому, вот мне кажется – но, опять же, это субъективно – значит, что возможно, в жизни, скажем так, брак, счастливый брак – это когда… два варианта: или что оба человека личности, или когда просто ты понимаешь, что женщина полностью свою жизнь подкладывает под твою жизнь. И она живет твоей жизнью. Вот тогда возможен… вот когда ты говоришь 45 лет, там, ну, прожили вместе – значит, кто-то из них под кого-то подстроился и всю жизнь он жил жизнью другого человека. В другом случае…
АМАЛИЯ – Счастливы – это когда подстроился, но ему в этом состоянии…
Р.ВИТРЯНЮК – Комфортно.
АМАЛИЯ – …комфортно.
Р.ВИТРЯНЮК – Комфортно. Естественно, Амалия, комфортно.
АМАЛИЯ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – Тогда это и есть счастье. Если же мы понимаем…
А.МАКАРОВ – Это не комфортно, это подмяли называется.
АМАЛИЯ – Ну, да…
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, если же мы понимаем, что ни одна схема, ни другая не работает, то рано или поздно эти люди разойдутся. Даже если они прожили 5, 7, 10 лет, наступит момент, когда просто они разойдутся. Это мое субъективное мнение.
АМАЛИЯ – Алексей, скажи, пожалуйста, вот что для тебя – ты еще ведь не женатый мужчина, но как ты говоришь, что все-таки хочется, чтобы это в какой-то момент было, и, там, и дети в браке, а не такой, не «праздничный папа». Вот что тебе видится вот такого вот идеального, в основных моментах. Ну, кроме, того, что уют, комфорт и, наверное, чтобы она, там, готовить умела и, там, и ухоженный ты был.
А.МАКАРОВ – Ну, я не хочу сейчас лгать, поэтому попытаюсь максимально искренне ответить: я все-таки больше за такие, скажем так, за патриархальные нравы, о которых я уже говорил выше. Поэтому мне кажется, что оптимальный вариант – ну, я сейчас говорю о мечте, о том как… я только мечтаю об этом – что это большой-большой дом, где много комнат для гостей, для семьи, для всего, для…
АМАЛИЯ – Для холостяцкой жизни.
А.МАКАРОВ – Нет, я сейчас говорю не о холостяцкой жизни. Я сейчас ратую как раз…
АМАЛИЯ – Я говорю: много комнат для друзей…
А.МАКАРОВ – Ты спросила, что, по-вашему, счастливый брак? Вот счастливый брак – это когда большой светлый теплый чистый дом, в котором, тем не менее, много комнат для гостей, и где есть любимая женщина, отношения с которой базируются, в основном, на взаимном уважении, где есть женщина, которая мать моих детей. Детей желательно 3-4. И это дом, куда…
Р.ВИТРЯНЮК – Лучше пять.
А.МАКАРОВ – И это дом, куда я лечу или не лечу со всех ног, или приползаю разбитый, но я всегда – с гастролей, со съемок, откуда угодно – я приеду, и там всегда будет жена, дети, камин, это будет дом. Вот для меня это идеальный брак. Но об этом люди чаще всего только мечтают.
АМАЛИЯ – Минуточку…
А.МАКАРОВ – Да.
АМАЛИЯ – Вот, знаешь, я тебе, как начинающий психотерапевт, скажу.
А.МАКАРОВ – Да.
АМАЛИЯ – У тебя картина очень назывательная, да. Т.е. у тебя…
П.МАЙКОВ – Идиллическая, я бы сказал.
АМАЛИЯ – Не, не, не… сейчас я поясню, что я имею в виду. Смотри, ты назвал предметы, ты назвал дом.
А.МАКАРОВ – Да. Да.
АМАЛИЯ – Ты определил – комнаты для гостей, что это такое.
А.МАКАРОВ – Да, да, да.
АМАЛИЯ – Это твоя…
А.МАКАРОВ – А про отношения сказал – они базируются в основном на взаимном уважении.
АМАЛИЯ – Я понимаю.
А.МАКАРОВ – Когда ты уважаешь даже мои недостатки, а я уважаю твои. Мы прекрасно знаем, что мы не ангелы.
АМАЛИЯ – Уважение – философское понятие, но не действенное. Что такое, значит… вот что это за женщина, что она делает?
А.МАКАРОВ – То, о чем говорил Павел раньше – умение прощать друг другу.
П.МАЙКОВ – Да.
А.МАКАРОВ – Умение прощать.
АМАЛИЯ – Ты готов просить женщине, если ты приполз разбитый после съемок…
А.МАКАРОВ – Да.
АМАЛИЯ – …а тебе старшенький говорит: «А мама у подружки!» А телефон отключен. Упс! И у подружки тоже как-то…
А.МАКАРОВ – Глянь: лет десять назад, лет десять назад…
АМАЛИЯ – Побил бы?
А.МАКАРОВ – Наверное, устроил бы такой винегрет, о котором бы, наверное, жалел бы до сих пор. Что, в принципе, и было раньше.
АМАЛИЯ – Уже страшно.
А.МАКАРОВ – Сейчас я сначала выясню, действительно ли она у подружки, где она, в принципе. Ну как – я приползаю, ее нет, она знает, что я приезжаю сегодня – мы же созваниваемся, да, как-то это самое – и вдруг ее нет, она у подружки. Или что-то случилось или, значит, она не у подружки, надо выяснить, была она у подружки или нет. Тут я не могу сразу, понимаешь, достать багор с пожарного стенда и пойти крушить дом. В жизни есть нюансы, она могла к матери уехать срочно – кто-то заболел – или еще что-то, деньги надо срочно передать. Да такая, вообще, кругом жизнь кипит и бурлит – случиться могло все, что угодно. Я, конечно, нет, я могу сам себе приготовить поесть, принять ванну, лечь в постель – все. Но потом, естественно, я выясню, что действительно случилось важное, что ее нет дома. Или не случилось.
Р.ВИТРЯНЮК – Да, но выяснить не с наездом, а просто поинтересоваться.
А.МАКАРОВ – Вот это, да, вот это умение, которым я не знаю пока, обладаю или не обладаю. Раньше мне казалось, не обладал, теперь… теперь… теперь, по-моему, еще больше не обладаю. Не знаю…
АМАЛИЯ – Скажи, а ты себе, вот, допустим, в своей будущей супружеской жизни, которая все-таки, я так понимаю, ну ведь ты же не сделал еще никому предложения, т.е. мы не говорим о каком-то ближайшем браке…
П.МАЙКОВ – Мне!
АМАЛИЯ – Паша, Паша!
А.МАКАРОВ – У Павла сегодня юмор, вот, на уровне фильма «Тупой, еще тупее». То про туалет заговорит, то, вдруг выяснилось, что я ему предложение делаю.
АМАЛИЯ – Стоп, стоп, стоп! Значит, смотри, вот просто ты делаешь допуск вот в этой своей супружеской будущей жизни о том, что ты, допустим, можешь как-нибудь так случайно увлечься, например, кем-нибудь…
А.МАКАРОВ – Да.
АМАЛИЯ – Опять же, весна…
А.МАКАРОВ – Да. Да. Да. И вот тут – тут…
АМАЛИЯ – Мини-юбки, или «ВИА ГРА» группа, опять же, вдруг приехала…
А.МАКАРОВ – Группа «ВИА ГРА», и опять же, и весна, и в Киеве все цветет… Дело в том, что, вот тут наступает тот самый щекотливый момент, о котором, вот, тоже выше говорилось. Она ведь тоже может увлечься кем-то. И вдруг в один момент поняв, что простить измену не можешь, вдруг поняв, что для этого придется сейчас разрушать вот этот большой и светлый дом, и делить детей, и какие устраивать какие-то свары…
АМАЛИЯ – И не только детей…
А.МАКАРОВ – Какие-то склоки, да. И все…
Р.ВИТРЯНЮК – И не только детей.
А.МАКАРОВ – И когда вот это все представишь – я боюсь на данный момент своей жизни брать на себя такую глыбу, такую ответственность. Я боюсь довериться настолько, что потом это потерять, вот это вот все то, что… ну как? Я не буду сейчас банально говорить, все, что нажито непосильным трудом, а я о другом – создавать, строить этот дом по частям, вместе, дети, роды, видеокамера снимает, все так прекрасно, кругом у нас жизнь, жизнь, жизнь – и потом через 10 лет люди понимают, что любви не осталось, и вдруг все, вот это все, что вот так вот по весне, по молодости собиралось, что сейчас все это рухнет… Я понимаю, какой нужно шаг сделать для того, чтобы полюбить, довериться и начать строить такую глыбу. Это большая, громадная ответственность, мне кажется, Руслан больше всего боится ответственности, и я ее боюсь, этой ответственности.
АМАЛИЯ – Руслан…
А.МАКАРОВ – По мозаичке складывать и потом вдруг в один прекрасный момент потерять – по-моему, это настолько больно и страшно, что… по-моему, многие этого боятся. Очень многие.
АМАЛИЯ – Я действительно поняла, еще даже из первого твоего высказывания…
А.МАКАРОВ – Да.
АМАЛИЯ – …что для тебя твое холостячество – это, вот, ну, явно прослушивался именно страх не только быть обманутым, но и обмануть.
А.МАКАРОВ – Я за семью.
АМАЛИЯ – Да.
А.МАКАРОВ – Я говорю, я в принципе за семью. Но сейчас я вот все рассказал, почему существует это «но».
АМАЛИЯ – Руслан, скажи, ты был единожды женат – это твое окончательное решение, вот, дальше вот таким вот… Какие у Руслана костюмы – красные, желтые, розовые, а рубашка – какая сейчас на нем рубашка! Боже мой, как замечательно! Скажи, вот ты навсегда принял решение о том, что дальше нет?
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, ни в коем случае, Маль. Но я уже знаю одно – что если я надумаю в следующий раз жениться, то вот то, что сейчас говорил Алексей – я скажу заранее – ведь мне хотелось сказать: вот мы сейчас рассуждаем про нас. А ведь Леш, смотри, ты уезжаешь на гастроли, у тебя жена. Вот мы говорим, «вот если жена ушла к подружке, и телефон не отвечает, все…» А ведь ты постоянно ездишь на гастроли. И вот оно – поле свободы, понимаешь? Т.е. когда ты понимаешь, что даже если позвонит, я сейчас занят, у меня спектакль, даже можно не оправдываться, когда телефон отключен, ты можешь делать все, что угодно. А что думает женщина в этот момент? Она ведь гоняет так, что мама не горюй! И, в принципе, вот я – если мы говорим об окончательности или нет, то прежде, чем я приму вот это решение – жениться или не жениться – я скажу одно: вот если ты всю жизнь, которую – неважно, год, десять, пятьдесят мы можем прожить вместе, можем прожить вместе – если ты готова терпеть такого, какого ты, я знаю, что, вот, да, меня любят женщины, да, я тоже люблю женщин – но это не значит, что я, извиняюсь за выражение, сплю с кем попало – нет, просто-напросто, любить ведь можно просто: вот, да, если меня спрашивают: «Слушай, тебе нравится вот эта девушка, которая пошла?» Вот меня жена спрашивала: «Руслан», когда мы познакомились – ну, шоу-бизнес, сами знаете – значит…
АМАЛИЯ – Да!
Р.ВИТРЯНЮК – …все целуются, все целуются, да, но по доброму, по дружески.
АМАЛИЯ – Да, вот это первое, что мне было запрещено, кстати.
А.МАКАРОВ – Да, самые дружеские поцелуи – в шоу-бизнесе, вот самые что ни на есть откровенные, искренние поцелуи – это в нашем шоу-бизнесе.
Р.ВИТРЯНЮК – Да, да.
АМАЛИЯ – А потом прыщики появляются!
Р.ВИТРЯНЮК – И самое интересное, у меня жена спрашивает, бывшая жена меня спрашивает: «Руслан, а ты с ней спал?», - когда я целуюсь с девушкой – она, там, актриса какая-то или певица – говорит: «Ты с ней спал?» Я говорю: «Люд, а вот вдумайся, сколько человек я поцеловал за сегодняшний вечер? Т.е. ты думаешь, что я спал с каждой из них?»
А.МАКАРОВ – Она говорит: «Нет» - «А я спал!»
Р.ВИТРЯНЮК – Цинично так
А.МАКАРОВ – Цинично, да. «А я спал!»
Р.ВИТРЯНЮК – Прежде чем я в следующий раз надумаю жениться, я честно скажу девушке, что если она готова, и вот тогда… если она хочет жениться на таком человеке, давай! И опять же, вопрос, для чего люди женятся? Вот я скажу так…
АМАЛИЯ – Вот для чего, кстати, люди женятся?
Р.ВИТРЯНЮК – Да…
А.МАКАРОВ – Для стабильности.
Р.ВИТРЯНЮК – Самое интересное, что…
АМАЛИЯ – Ох, ох, ох, а семейные бури?
Р.ВИТРЯНЮК – Я скажу так: вот, некоторые, например, говорят так: «Вот, знаешь, мы можем даже не жениться, мы можем даже не расписываться» - у меня есть такие примеры в жизни – «Но давай сделаем свадьбу». Они делают свадьбу, в ЗАГСе не расписываются, живут, у них ребенок, все – но вот им была нужна свадьба. И самое интересное, долго живут многие.
АМАЛИЯ – Девушки так любят белые платья!
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, это нормально. Это нормально, потому что это ритуал, это красиво, вот я сам это испытал – это нереально. Это классно! Вот спросите меня сегодня, жалею ли я о чем-нибудь, вот что было в моей жизни – нет! Я безумно благодарен своей бывшей жене Людмиле за то, что она…
АМАЛИЯ – Она слушает наш эфир, у меня такое впечатление складывается.
Р.ВИТРЯНЮК – Она… Ты знаешь, она на Кипре, думаю, вряд ли, но все равно, просто, я говорю это искренне, я ей благодарен за те годы, которые мы провели вместе. Я ее искренне любил.
АМАЛИЯ – Она не превратила их в ад?
Р.ВИТРЯНЮК – Она… ты знаешь…
АМАЛИЯ – Не успела?
Р.ВИТРЯНЮК – Нет, нет. Самое интересное, что у нас все, вот… я очень благодарен ей за то, что мы договорились. Мы договорились правильно, что мы поняли друг друга. Что да, я люблю сына, да, у нее должна быть своя личная жизнь, у меня, естественно, должна быть своя, и чтобы мы не мучили друг друга. Но постараться сегодня сохранить… вот как ты говоришь, Леш, ты рос без отца, понимаешь, т.е… для меня это самое трагичное, что вот сегодня мой сын, понимаешь… Но я отца видел тоже редко. У меня отец военный, и я его… я спал, когда он уходил, и я спал, когда он приходил. И я его не видел. Я видел его в лучшем случае на выходных…
А.МАКАРОВ – Ну, ты знал, что он есть.
АМАЛИЯ – Знаете, хочу успеть…
Р.ВИТРЯНЮК – Так вот, самое главное, Леш, я хочу, понимаешь, я хочу сказать, что я постараюсь сделать в жизни все, чтобы мой сын знал, что у него есть отец.
П.МАЙКОВ – А, я вот только за. Молодец, молодец!
АМАЛИЯ – Вы знаете, у нас немного времени, хочу обсудить еще одну такую тему…
А.МАКАРОВ – Амалия, когда ты сказала «И что, она не превратила твою жизнь в ад?», у Павла Майкова вскипела какая-то мысль в глазах – я видел. По-моему, ему есть, что сказать на эту тему. Ты не желаешь сейчас порассуждать по поводу того, может ли женщина превратить жизнь мужчины в ад или нет?
АМАЛИЯ – И чем?
А.МАКАРОВ – Ведь мужчина чаще всего не хочет, чтобы его жизнь превращали в ад.
П.МАЙКОВ – Вы знаете, я вам скажу, вот вы сейчас говорили про измену про какую-то, про то, кто чего, там, мнет в голове…
Р.ВИТРЯНЮК – Заметьте, его слушает жена!
П.МАЙКОВ – …когда, там, кто-то уезжает. Нет, я скажу, ребят, что искренне правда, я, честно… я, наверное, то ли перерос, то ли всем этим переболел. Я не мну в голове, где моя жена. И она, наверное, не мнет в своем голове, где я, я надеюсь.
Р.ВИТРЯНЮК – Паша, а ты можешь влюбиться снова?
П.МАЙКОВ – Наверное. Я… есть такая у Высоцкого такая есть песня: «Люблю тебя сейчас, а в прошлом…» - там финал такой – «Люблю тебя сейчас, а в прошлом не хочу, а в будущем не знаю».
Р.ВИТРЯНЮК – Как раз самый честный ответ, что он не знает.
АМАЛИЯ – Вот я, я еще хотела бы – вот у нас совсем немного времени остается, но тем не менее – обсудить такую довольно важную все-таки, для холостячества или женатой жизни тему, как секс. Вот известно, по просто физиологии, уж поверьте на слово, нету цитатников – что женщина физиологически действительно может хотеть за ее цикл – такой из 28 дней – реально, вот, хотеть секса, не так уж часто. Если это, допустим, не мозги вскипают и, там, новая влюбленность и прочее.
П.МАЙКОВ – Ну, это смотря у кого.
АМАЛИЯ – Ну, это понятно.
А.МАКАРОВ – Так, так, так, так, так!
АМАЛИЯ – Да, ну просто по физиологии, по циклам у нас так разложено.
Р.ВИТРЯНЮК – Амалия, женщина хочет всегда.
АМАЛИЯ – Ну это прекрасно, Руслан, ты просто…
П.МАЙКОВ – А если женщина хочет…
АМАЛИЯ – У тебя их просто много.
П.МАЙКОВ – …бабье лето ее торопить не спеши.
АМАЛИЯ – А тем не менее, а мужчина, допустим, если он, скажем так, здоров и не сильно устал, то, по идее, как бы, очень многое зависит просто от внешнего физиологического воздействия. Так вот – ну что, пояснить, что ты морщишь нос? Паша, ну?
П.МАЙКОВ – Нет, я все понимаю прекрасно, да.
АМАЛИЯ – Значит, я вот что хотела спросить. Вот холостяцкий секс – он действительно может быть вполне таким, разнообразным. А вот супружеский секс?
П.МАЙКОВ – Ну, я скажу тебе, Ляль, так, что…
АМАЛИЯ – Вот как же это? А еще 10 лет опять она, а еще 20?
П.МАЙКОВ – Мне много лет уже… ну как много – мне лет… мне 30 лет практически… Мне 30 лет…
АМАЛИЯ – «Мне много лет!»
А.МАКАРОВ – Очень много! Состоявшийся мушшина.
П.МАЙКОВ – Все? Так вот… Я считаю, что настоящий секс, то, что называется сексом – не тем сомнительным удовольствием 10-минутным…
А.МАКАРОВ – Сомнительным 10-минутным удовольствием?
П.МАЙКОВ – Ну да, которое бывает… ну да, когда обычно в первый раз бывает. 10 минут это удовольствие длится. Вот, так я скажу: настоящий секс можно приобрести только в супружеской жизни.
Р.ВИТРЯНЮК – А можно я скажу?
П.МАЙКОВ – С одним человеком. Нельзя… в постели должен быть человек один и постоянно.
Р.ВИТРЯНЮК – Вот мне не нравится слово «секс», мне нравится слово «занятие любовью». Потому что – ведь я говорил о влюбленности – вот когда мы влюбляемся, то мы занимаемся любовью. Мы видим глаза человека, и мы просто…
АМАЛИЯ – Ой, да, да, да, да…
А.МАКАРОВ – И мы открываем его для себя заново. Вот, бывало… откроешь кого-нибудь для себя заново и такая в этом свежесть, такое новаторство, что просто ужас, прелесть, как приятно. Расскажи мне, Павел, твое новаторство в твоей семейной жизни, оно в чем заключается?
П.МАЙКОВ – Лех, тебе 33 года, ты чего, ты до сих пор не понял, что ничего нового тебе не преподнесет, ну, женщина…
А.МАКАРОВ – Какой странный человек… Ты не понимаешь, о чем я сейчас говорю?
П.МАЙКОВ – …которую ты видишь в первый раз?
А.МАКАРОВ – Ты сейчас говоришь о голимой физиологии, а я пытаюсь с тобой о другом сейчас поговорить.
П.МАЙКОВ – Ты говоришь о чем?
А.МАКАРОВ – Я сейчас говорю…
Р.ВИТРЯНЮК – Паша! Паша! Паша!
АМАЛИЯ – О влюбленности, о влюбленности, именно влюбленность!
А.МАКАРОВ – О чем говорит Руслан.
Р.ВИТРЯНЮК – Паша, Паша, смотри! Ты приехал на гастроли.
П.МАЙКОВ – Так.
Р.ВИТРЯНЮК – Ты сидишь…
А.МАКАРОВ – У него испортилось настроение, Руслан, эту тему сейчас не продолжай дальше!
Р.ВИТРЯНЮК – Ты сидишь… смотри, ты сидишь в кафе.
П.МАЙКОВ – Так.
Р.ВИТРЯНЮК – И просто, милая, очаровательная девушка, понимаешь, т.е… и она смотрит на тебя реально влюбленными глазами.
П.МАЙКОВ – Ну, конечно, я понимаю.
Р.ВИТРЯНЮК – Хорошо. И что, ты будешь также дальше сидеть, кушать и ничего не делать?
П.МАЙКОВ – Нет, так у…
Р.ВИТРЯНЮК – Ты понимаешь, в чем дело? Все дело в том…
А.МАКАРОВ – Ну-ка!
Р.ВИТРЯНЮК – Что… что, дальше не слушаешь, да?
А.МАКАРОВ – Он аж покраснел!
П.МАЙКОВ – Подожди, сейчас вырулю!
А.МАКАРОВ – Нет, Павлик, не вырулишь!
П.МАЙКОВ – Все дело в том, что… я понимаю, что вы сейчас будете говорить, о чем я? Я просто пытаюсь вырулить, как бы сейчас моя реплика не прозвучала как активно такая, прогрессирующая звездная болезнь.
Р.ВИТРЯНЮК – Ну, ну, ну?
П.МАЙКОВ – Я говорю о том, что если на меня девушка…
АМАЛИЯ – Ну, в тебя влюбляются, это понятно.
П.МАЙКОВ – В меня влюбляются.
А.МАКАРОВ – Когда подходит к тебе знакомиться безумная красотка, где-нибудь в городе Киеве, подходит, знакомится с тобой…
П.МАЙКОВ – Я не люблю… я не люблю…
А.МАКАРОВ – …и предлагает вместе провести вечер…
П.МАЙКОВ – Я не люблю активных женщин.
А.МАКАРОВ – Хорошо. Ты к ней подошел, познакомился, выпил 2 рюмки…
П.МАЙКОВ – Я не знакомлюсь на улице.
А.МАКАРОВ – Две рюмки… ну Паш!
П.МАЙКОВ – Ну, я не знакомлюсь на улице, ну чего ты…
Р.ВИТРЯНЮК – Что ты, вообще…
А.МАКАРОВ – Я знаю, что ты знакомишься только в гостиницах, поэтому, ну, хорошо… познакомились в гостинице.
П.МАЙКОВ – В номерах!
Р.ВИТРЯНЮК – Паша, как зовут твою жену?
П.МАЙКОВ – Катя.
А.МАКАРОВ – Встретились в номере… в номере – в очереди в буфет…
Р.ВИТРЯНЮК – Катя, у Вас прекрасный муж! В эфире он просто, просто… Если он такой же и в жизни – Вам повезло, Вам повезло!
П.МАЙКОВ – Ангел!
А.МАКАРОВ – Встретились в очереди в буфет, в гостиничном…
П.МАЙКОВ – Ну и что?
А.МАКАРОВ – Ну, трали-вали, там…
П.МАЙКОВ – Ну и что трали-вали?
А.МАКАРОВ – Ну, она какая-нибудь популярная, там, я не знаю…
П.МАЙКОВ – Певица.
А.МАКАРОВ – Певица.
Р.ВИТРЯНЮК – Ха-ха-ха, певица! Да, она популярная певица!
П.МАЙКОВ – Ну она популярная кто…
А.МАКАРОВ – Ты популярный певец…
П.МАЙКОВ – Я популярный певец.
А.МАКАРОВ – Ну, и слово за слово, посидели, коньяку, потом, как обычно бывает – ну иногда бывает прелестно просто. Ну, ну вот, ну и что?
П.МАЙКОВ – Это не влюбленность!
А.МАКАРОВ – Почему не влюбленность?
АМАЛИЯ – А если вдруг влюбленность?
Р.ВИТРЯНЮК – А если влюбился, Паш?
АМАЛИЯ – Ну ты же влюбчивый, Паш, ну влюбчивый, ну по глазам вижу!
П.МАЙКОВ – Ну я артист, я влюбчивый, конечно, я артист.
А.МАКАРОВ – Загнали парня в угол, загнали.
П.МАЙКОВ – Вы, вы меня… я вам скажу, ребят!
Р.ВИТРЯНЮК – На самом деле…
П.МАЙКОВ – Я для себя слово измена по-другому определяю. Вот то, что вы сейчас рассказываете – гостиница и т.д…
АМАЛИЯ – Нет, ну да, это отдает какой-то грязноватой историей, после чего обычно, там…
П.МАЙКОВ – Ну, эта влюбленность, она… какая влюбленность?
А.МАКАРОВ – Вся страна в грязи, вся по самые уши.
П.МАЙКОВ – На гастролях в гостинице переспать с женщиной, которая, скорее всего, является твоей поклонницей…
А.МАКАРОВ – Ну Паш, ну мы тебе привели самый голимый пример, ну, самую, не знаю, абстрактную ситуацию, абсурдную – в очереди в гостиничный буфет…
П.МАЙКОВ – Что вы мне хотите доказать?
Р.ВИТРЯНЮК – Катя, Вам безумно повезло, у Вас прекрасный муж!
А.МАКАРОВ – Ты сказал… Ты сказал, что ты считаешь, что секс настоящий совершенствуется в сознании человека только в процессе супружеской жизни.
П.МАЙКОВ – Да.
Р.ВИТРЯНЮК – Ну…
А.МАКАРОВ – Мы с Русланом к тому, что новаторство, некая свежесть в отношениях такая…Мы за…
П.МАЙКОВ – Друзья мои!
А.МАКАРОВ – Ты за консервативность, в данном случае.
П.МАЙКОВ – Человека, даже одного, бывает, можно открывать и открывать.
АМАЛИЯ – Паша!
П.МАЙКОВ – Вы такие сидите умные, как будто прочитали всю «Камасутру» и знаете все наизусть.
АМАЛИЯ – Как я хочу с Пашей встретиться лет через 10!
П.МАЙКОВ – Понимаете?
А.МАКАРОВ – Я предлагаю ровно через 10 лет, в этой же студии.
АМАЛИЯ – Дай Бог здоровья «Эхо Москвы»! И нам всем!
А.МАКАРОВ – Дать Павлу слово о преимуществах холостяцкой жизни.
АМАЛИЯ – Итак, у нас остается совсем немного времени, знаете…
Р.ВИТРЯНЮК – Жаль.
АМАЛИЯ – А вот те радиослушатели, которые, все-таки, вот, остались с нами во время этой беседы…
А.МАКАРОВ – Сподобились все это выслушать, да.
АМАЛИЯ – Да, сподобились все это выслушать. Тем не менее, я думаю, что нашли для себя что-то такое, знакомое и родное. Пожелания на этот пятничный вечер от холостяков… двух холостяков и одного женатого. Итак, пожелания на вечер пятницы от Руслана Витрянюка, «Russian Fashion Week», продюсер.
Р.ВИТРЯНЮК – На самом деле, девчонки, мне хочется сказать одно: вот, влюбляйтесь! Просто как можно чаще, и самое главное – вот, верьте!
А.МАКАРОВ – Что тут верить? Почему они должны верить?
Р.ВИТРЯНЮК – Верьте! Верьте в большую и искреннюю любовь. Потому что она наступает. Вопрос в том, что она проходит или не проходит. У кого-то проходит, у кого-то нет, но она есть. Поэтому…
АМАЛИЯ – «Я дам вам ее!»
Р.ВИТРЯНЮК – Как в той песне, помните? – «Верьте в любовь, девчонки!» Поэтому влюбляйтесь! Особенно в пятницу!
П.МАЙКОВ – Вот молодец! «Влюбляйтесь, все девчонки!» И моя жена, что ли, до кучи, что ли? «Влюбляйтесь»!
Р.ВИТРЯНЮК – Катя, нет, у Вас прекрасный муж, Вам нельзя!
АМАЛИЯ – Следующий холостяк… А, Алексей уступает слово Павлу Майкову.
П.МАЙКОВ – Я хочу пожелать одного: я в этот пятнический вечер, или если те люди, действительно, которые нас дослушали до конца, вероятно, весь этот бред, что мы несли, наверное, им, действительно, что-то интересно узнать о преимуществах семейной и холостяцкой жизни. Таким людям я хочу сказать: холостяцкая жизнь, семейная жизнь – главное не это, главное, будьте терпимее друг к другу и любите друг друга. Все.
АМАЛИЯ – Алексей Макаров.
А.МАКАРОВ – Ну, после таких слов Павла, в принципе, уже добавить нечего обычно. Или это все равно как вслед за уходящим солнцем со свечкой идти и пытаться привлечь внимание.
П.МАЙКОВ – Спасибо, большое, я знал, что ты любишь меня.
А.МАКАРОВ – Это так, в конце программы был прогиб специально для Павла, а в основном и в остальном я присоединяюсь к Руслану – прекрасная весна началась, наконец-то…
П.МАЙКОВ – Чудесная, правда.
Р.ВИТРЯНЮК – Чудеснейшая весна…
П.МАЙКОВ – Тепло!
А.МАКАРОВ – У всех душевный подъем, глаза горят, я желаю всем гормонального взрыва, всплеска, влюбляйтесь, живите…
Р.ВИТРЯНЮК – Повышайте… повышайте количество…
А.МАКАРОВ – И потом, рождаемость в стране просто падает, просто категорически…
П.МАЙКОВ – А в Китае повышается!
А.МАКАРОВ – А в Китае повышается категорически.
АМАЛИЯ – Итак, повышения нам рождаемости в этот пятничный вечер!
Р.ВИТРЯНЮК – А всем холостякам – на «Russian Fashion Week», потому что там много красивых девчонок!
П.МАЙКОВ – Маше Цигаль привет!
АМАЛИЯ – Итак, это была «Территория Амалии», возвращайтесь в следующую пятницу! Целую всех.
Р.ВИТРЯНЮК – Пока!
А.МАКАРОВ – Пока!
П.МАЙКОВ – Пока!

Эхо Москвы, 8 апреля 2005 г.

Вернуться к списку статей

ГЛАВНАЯ / БИОГРАФИЯ / КИНОЭКРАН / ТЕЛЕВИЗОР / ПОДМОСТКИ / ФОТОКАДР / МАМА / ОБОИ / МЕДИА / ПРЕССА / ССЫЛКИ / ОБЩЕНИЕ
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Ольга Степнова пишет детективы. Для самых близких. Читает вся страна Доноры - детям Страница Алексея Макарова на сайте Рускино Страница Алексея Макарова на сайте Кино-Театр.РУ Страница Алексея Макарова на сайте RusActors